воскресенье, 27 января 2013 г.

Освенцим (Аушвиц, Auschwitz, Биркенау, Birkenau, Аушвиц-Биркенау,  Auschwitz-Birkenau)

Публикация данной статьи неслучайна, ведь сегодня, 27-го января,  Международный день памяти жертв Холокоста. Именно в этот день советские войска освободили концентрационный лагерь Освенцим. В связи с этой датой, я решил вспомнить свои впечатления от пребывания в этом месте и поделиться ими с Вами.
Мое путешествие началось с железнодорожного вокзала прекрасного города Вроцлав, где на перроне собрались  я и ещё двое моих друзей (да, именно так смело теперь я могу называть их), все мы были участниками международной студенческой стажировки в 2011 году.
Попрощавшись со всеми остальными участниками и организаторами, мы ожидали проходящий ночной поезд до Кракова. Разместившись и ещё активно обсуждая прошедшие две недели мы не заснули до часу, а в три, меня уже ждал вокзал Катовице.
Покинув уютные сидения вагона, с температурой и болью в горле я вышел мерзнуть на перрон. И прошел всего несколько десятков метров, когда со мной заговорили две юные польки. Они знали всего несколько фраз по-английски и начав так разговор, продолжали по-польски. Вся суть сводилась к тому, что они едут в Закопане и зовут меня с собой, впереди два потрясных выходных и можно очень хорошо отдохнуть. Но, все билеты вплоть до Кривого Рога были уже на руках и  остановка Закопане в них не числилась. И так, я спускался в зал ожидания, промерзая до мозга костей.
Спустя два с половиной часа, я пошел искать свою электричку до Освенцима. На тот момент, при свете дня, вокзал выглядел удручающим... Особенно, когда на нем стояли старые электрички. К евро, все это должны были изменить, но, тогда все выглядело так:
И все-таки я дождался своего электропоезда... А он,  оказался раритетным))


Сейчас и в Украине уже, иногда, поезда приходят с опозданием, но в Польше это повсеместное явление. Не спав почти всю ночь, я не выдержал и решил вздремнуть на пару часов пути, предварительно заведя себе будильник за три минуты до прибытия на станцию. Проснувшись, я понял, что поезд тормозит на остановке, взглянул на часы, в Освенцим мы должны были прибыть через минуту... Выглянул в окно на перрон - никаких обозначений. Пришлось выходить) Как только я вышел, за моей спиной закрылись двери и поезд тронулся... А я остался... Названия города так нигде и не было, вокзал был закрыт и окна в нем заколочены,  а перрон оказался практически полностью пустым, за исключением одной девушки. В душу закрадывались неприятные сомнения... Вот она подходит ко мне, я спрашиваю: "Освенцим ли это?", она улыбается и говорит: "Освенцим - следующая остановка". Спрашиваю: "как я могу туда попасть?" - ответ: "следующий поезд будет не скоро, возможно Вы сможете уехать автобусом." Ну... Уже легче)
Болтая мы двигались по направлению к центру села, да, это оказалось именно какое-то село во всех смыслах этого слова) Девушка сказала, что мне невероятно повезло, что я её повстречал, иначе, в такой глуши да ещё и в такую рань мне бы ни кто не смог помочь. Она оказалась гидом и приехала чтобы вести на экскурсию детишек из местной школы. Позвонив водителю экскурсионного автобуса, она поинтересовалась, не смогут ли они подкинуть меня в Освенцим, но ответ был отрицательным... И так, мы шли по направлению к автовокзалу и пытались узнать что-то на счет местного автобусного движения у редких прохожих. В итоге, один шановный пан, подсказал нам место расположения автобусной остановки и помог разобраться с графиком движения... Мой автобус должен был приехать через 40 минут. Не хотелось терять драгоценного времени и, вспомнив, что я в Европе, решил попробовать автостоп... За эти сорок минут, остановились две машины: 1)мужчина с дочкой, причем они все время смеялись во время разговора со мной и им было не по пути и 2) Мужчина средних лет. Он остановился чуть поодаль, и когда я подошел, говорил по телефону не обращая на меня никакого внимания. Я дернул ручку двери автомобиля... Машина оказалась закрытой))) А мужичок, посмотрев на меня, начал отрицательно качать головой. Что же... Неудача.
Дождавшись своего автобуса (им оказался спринтер), я поехал в Освенцим. Въехав в город, я подошел к водителю и спросил будет ли он проезжать мимо ж/д вокзала, ответ оказался отрицательным, спросил откуда ближе всего до вокзала - ответ: "Не знаю". Но, тут я увидел на дорожном указателе стрелочку с надписью dworzec kolejowy и понял, что я где-то рядом. Выйдя на ближайшей остановке, сразу же начал спрашивать у людей, как добраться к ж\д вокзалу  и далеко ли он расположен. Мне повезло и здесь, одна молодая девушка согласилась меня провести. Освенцим встретил меня дождливой и ветряной погодой, так что мы шли под одним зонтом пытаясь объясняться на польско-украино-русско-английском))) Она провела меня до вокзала, где я оставил вещи, и посадила в такси, сказав, что не знает как лучше добраться до Биркенау. 
Концентрационный лагерь Освенцим (Аушвиц) на самом деле состоит из комплекса лагерей: 
- Аушвиц 1, состоял из двух и трехэтажных  зданий,  впоследствии стал административным центром концлагеря;
- Аушвиц 2-Биркенау (Бжезинка) - тот комплекс, который показывают во всех фильмах и обычно имеют в виду говоря концлагерь Освенцим.
- Аушвиц 3 - это группа фабрик, при которых держали заключенных для работы.
Вначале я отправился к Аушвиц 2 - Биркенау, это было вызвано двумя причинами: первое это то, что в течении дня этот комплекс посещают 3,5-4 тыс человек. Основной поток туристов начинается ближе к полудню, соответственно, если Вы не хотите ходить вместе с толпами детей со школьных экскурсий, и множеством других туристов, советую лучше проснуться пораньше и отправиться сюда к открытию музея. Вторая же причина, это то, что я был один, а индивидуальных туристов запускают в комплекс Аушвиц 1, после 3-х часов и бесплатно.
И так, мое такси подъехало к музею под открытым небом, занесенным в 1947 году Юнеско в список Всемирного наследия.
Чувства, которые я испытал выйдя из такси не поддаются описанию... "Вот стою я, вот железная дорога, ворота, все так же, как в фильмах и все настоящее... Неужели, неужели, все, что здесь происходило правда и возможно, неужели я сейчас нахожусь именно в том месте."



Далее иду к воротам и попадаю на территорию, внутри становится жутковато...
Передо мной стоит туристическая группа, так легче, ходить здесь одному было бы совсем нелегко. 
Эта поездка оказалась чрезвычайно удачной, поскольку я везде встречал людей, которые мне помогали. Так произошло и здесь, на время экскурсии по лагерю, я присоединился к группе евреев из Англии, которые находились в туре по местам зверств нацистов.

Повезло мне в том, что руководитель их группы и экскурсовод была 84-летняя Кэйт, ныне английская подданная, а в 1942 г. 14-летняя девочка Катя, узница Освенцима. Это было невероятно. Если у Вас будет возможность посетить это место с человеком, который здесь находился, непременно воспользуйтесь ею. Ничто не сравнится с описанием того, что здесь происходило рассказанным Вам от первого лица узником этого лагеря. Когда ты идешь, и видишь, что каждый камушек, строение, столб что-то значат для этого человека, когда слушаешь его истории, где, кого и как убивали, над кем, как и когда издевались. При этом искренность передаваемого пронизывает тебя полностью, а с каждым словом на глаза все больше наворачиваются слезы.

Идем по территории, Кэйт (впереди в зеленой куртке), рассказывает очередную историю, справа мужская часть лагеря, слева женская:

Так мы группой подошли к месту проведения селекции (отбора). Именно здесь решались судьбы людей. Всех привозили в поездах, в товарных вагонах, либо вагонах предназначенных для перевозки скота. Внутри вагонов была страшная давка и духота, некоторые умирали от удушья. И вот, после того, как узники были измучены дорогой, их собирали здесь, разбивали на три колонны (женщины, мужчины, дети), заставляли раздеться и ходить по кругу. При этом нацисты решали, кто будет жить, а кому суждено через пару дней умереть.
Селекцию проводили перед этим зданием.
Один из вагонов, в которых привозили людей:

В Освенциме отдельно содержались мужчины и женщины. Сначала, Кэйт повела нас туда, где была она сама.



Вход в женскую часть лагеря. Здания по обе стороны - кухни.












От многих бараков на сегодня только и остались печные трубы, ведь когда эсэсовцы поняли, что крах 3-го рейха неизбежен, они попытались по максимуму избавиться от всего находящегося на территории лагеря, заметая следы, они рушили здания и газовые камеры смерти.

А мы подошли к месту, где располагались "капо" - это обычные узники выбранные для выполнения административной работы и надзора за рабочими, они имели некоторые поблажки и хорошее питание, по сравнению с другими заключенными. Но, порою забывая свое изначальное положение, они были продажные и ещё более жестокие, чем ссовцы:
Пошли дальше, Кэйт показывает нам знаменитый блок (барак) №25, более известный как "блок смерти". Из её слов: "Те из заключенных, которых во время селекции отобрали в этот барак были обречены на смерть. Через 2-3 дня они отправлялись в газовые камеры. Им не давали ни еды ни воды, запрещали выходить и справлять нужду, а за нарушение этих требований расстреливали на месте." Случайно, сегодня наткнулся на книгу польской писательницы Кристины Живульской, она также была узницей Освенцима, вот что она вспоминает об этом блоке: "...Блок 25 — блок смерти. Туда сваливали человеческий лом после «селекции». Блок этот уже не получал пайка. Это был как бы «зал ожидания» перед крематорием.
Еще долго по всему лагерю неслись из этого блока стоны.
— Мама, пить, пить дайте, умираю, пить…
Ни одна из нас не приблизилась к блоку смерти. Ни одна не подала воды. У нас ее и не было, но если бы нашлась вода, никто не решился бы отнести ее чужой, греческой еврейке. «Ведь все равно она умрет через минуту, через час». Этими словами мы заглушали в себе зов долга перед ближним. Но раздирающие душу крики не давали нам покоя, нельзя было не слышать их. Они проникали в сердце, в мозг.
Из 25-го, через решетку, к нам тянулись руки обреченных. От них невозможно никуда скрыться. Невозможно не слышать мольбу, долетающую оттуда:
— Боже, дайте пить! За что, почему я должна умереть?" 
"...Мы издали обходим это место. Только бы не слышать слабеющие голоса: «Пить, мама, мама, пить!» Только бы не видеть эти глаза, руки…"
"...Этой ночью после отбоя в лагере царила необычайная тишина. Их скоро заберут из блока смерти в крематорий. Все прислушивались. Вскоре прибыли грузовики. Фары осветили барак. Машина остановилась перед 25-м. Сердце стучало, будто хотело выскочить. Я знала: теперь их грузят. Но ничего не было слышно. Грузовики тронулись.
Раздирающий душу пронзительный крик потряс воздух. Мы все сели на нарах. Мы глядели друг на друга обезумевшими, полными страха глазами.
— А-а-а-а-а-а-а… — неслось из грузовиков.
Крик нарастал по мере приближения грузовиков и, удаляясь, умолкал, как сирена, оставив после себя эхо кошмара."
Подтверждение на убийство давали из Берлина, Кристина описывает, как однажды после селекции людей держали несколько дней, но подтверждения так и не пришло... Барак открыли "произошло небывалое в истории лагеря событие. Открыли блок смерти и выпустили всех обратно в лагерь, в бараки. Когда 25-й открывали, Таубе и ауфзеерка отскочили. Запах разлагающихся трупов был невыносим. Лишенные пищи, воды, воздуха, многие скончались. Это было во время вечернего апеля. Освобожденные из блока смерти проходили мимо нас. Они улыбались, растерянно, удивленно, — возможно ли это, что они будут жить? По улице плелись полутрупы." Но чудес не бывает и "Это необычное событие вызвало среди нас большое оживление. Самые оптимистические слухи распространились по лагерю. Будто запрещено уже умерщвлять газом. Распоряжение отдано самим Гиммлером. И будто власть над лагерем переходит к армии.
На следующий день жертвы «селекции» были загнаны обратно в 25-й блок. Их взяли согласно зафиксированным ранее номерам, а вечером свезли в крематорий. Оказалось, что лагерное начальство не получило приказа из Берлина об уничтожении этого транспорта. Приказ пришел в лагерь как раз после того, как их выпустили." 
Вот фотографии сделанные мною в этом месте:


Вид снаружи и изнутри барака. Сейчас здесь можно походить и в прямом смысле прикоснуться к истории. В таких условиях находились заключенные, когда осознаешь, что здесь происходило, пробегают мурашки по коже и хочется как можно скорее покинуть это место.
Мы продолжаем осмотр и подходим к бараку, в котором в 1944   г. более 200 еврейских детей в возрасте от 2 до 16 лет содержались в качестве заключенных. Эти дети, большинство из которых близнецы, были использованы как биоматериал для медицинских исследований СС.
К сожалению, я случайно удалил свое фото, так что пришлось найти подобное в интернете, выражаю благодарность неизвестному мне автору.
Хотелось бы ещё заметить интересную особенность туристической группы к которой я присоединился. В ней все были любезны и обходительны со мной, только вот непонятно почему, за время совместного пребывания, каждый третий подошел ко мне и спросил: "Почему ты здесь, почему тебе это интересно?". Мои ответы не удовлетворяли их и каждый раз расспросы продолжались: "А у тебя есть родственники евреи? Если нет, возможно кто-то близкий твоей семье здесь пострадал?" - тоже нет... Это ставило их в ступор и они уходили озадаченными, так и не поняв, что меня сюда привело.
Идем дальше и подходим к "душевым" и уборным. Да, краны были, но Кэйт говорит, что порой из них не текло ни капли, как-то ей не удавалось мыться на протяжении полугода (с марта-апреля по октябрь-ноябрь) и вся её кожа стала темного цвета.
 С туалетом дело обстояло не лучше. Помещение не обогревалось, людей сюда загоняли бараками и давали всего несколько минут, чтобы успеть сделать все. Не успел - твои проблемы, жди следующего раза.
Идем обратно, останавливаемся возле кухни, где готовили еду и Кэйт отдельно акцентирует внимание на повозку:
Утром, на ней развозили хлеб, а вечером трупы.
Приближаемся к главной дороге, Кэйт останавливается и указывает на место во рву. Здесь застрелили композитора (к сожалению не вспомню уже какого). Он заступился за женщину, за что был застрелен на месте...
Выходим на центральную аллею и подходим к первой и второй газовым камерам и крематориям:

СС было старательно во всем, в том числе и в уничтожении следов своих преступлений, все 4 газовые камеры и 4 крематория они взорвали, пытаясь уничтожить свои следы перед уходом. Но, память людей не сотрешь.
Рассказы Кэйт поражают деталями, она повествует как все было обустроено, откуда заходили люди, как подавался газ, что происходило потом...
В СС были и фотографы, как профессионалы, так и любители, благодаря им мы можем увидеть, как эти крематории выглядели изнутри:
Между первым и вторым крематориями находится аллея с более чем 20-ю плитами, на этих плитах приведен одинаковый текст на разных языках... Языках тех стран, жители каких стали жертвами этого лагеря:




Наша экскурсия продолжается и мы подходим к третьему крематорию с газовой камерой, таким он был до:
А таким Вы его застанете сейчас:
Доходим до 4-го крематория с газовой камерой и осматриваем, что от него осталось:
Рядом с ним, есть сосновая роща. Перед посещением этого места я читал рассказ одного из узников, в котором он говорил, что "...В этой роще люди ожидали своей очереди в газовую камеру, они садились на траву, светило солнце, пели птицы и это место можно было бы назвать романтическим, если бы не одно но... Смерть и забвение через 5 минут..."
После осмотра последнего из крематориев поворачиваем назад и идем к сохранившемуся зданию.
 Здесь те, кто проходил селекцию, переодевались, сдавали вещи, дезинфицировались, мылись и брились налысо:
Мы стоим в коридоре, где когда-то стояли заключенные и Кэйт, рассказывает как происходило принятие душа и дезинфекция:
Камеры, куда сдавались вещи:
Здесь Кэйт собрала нас вкруг и рассказала о своих воспоминаниях связанных с этим местом:
Вся экспозиция музея чрезвычайно интересна, например, вот стена с фотографиями людей-узников, таких, какими они были до того, как здесь оказались... Они все, такие же как и мы с Вами, каждый со своей историей, жаль только, что у большинства из них она оборвалась в этом месте:

А дальше мы пошли ещё более "вглубь" лагеря, к месту, где находилась первая газовая камера в Освенцим-Биркенау - Bialy domek:
Мой осмотр Освенцима подходил к концу, а туристические группы только-только начали приезжать. Причем некоторый контингент ведет себя очень шумно, носится везде с флагами:
Возможно, это какая-то неизвестная мне традиция... 
Далее со мной случился небольшой конфуз... Обходить по кругу было далеко, начинал накрапывать дождь, поднялся сильный ветер, моя болезнь давала о себе знать и я чувствуя упадок сил решил сократить, пройдя в один из коридоров между двумя заборами с колючей проволокой. Пройдя с пол километра я оказался в тупике... Идти назад уже не было сил, я оказался в тупике... Подойдя к одному из столбов, опершись на него и обдумывая как мне выбираться, я заметил, что нижняя линия колючей проволоки слабо натянута... Натянув её  зонтом мне удалось ползком пролезть снизу... Я не сравниваю себя с заключенными концлагеря, но сложилась ситуация, что я был в Освенциме, болен и измотан, шел дождь и я уже весь промок, а  ещё и пролазил под колючей проволокой, по которой 65 лет назад проходил ток и на которой умирали люди... Собрав все эти мысли воедино я представил, каково приходилось находившимся здесь и от этих мыслей мне стало очень неуютно, захотелось поскорее выбраться к "цивилизации".
Перед тем, как покинуть Биркенау я ещё зашел в один из сохранившихся бараков, в котором содержались мужчины:
Деревянные нары, печь и ВСЕ, больше нет ничего. Да и наличие печи совсем ещё ничего не не означает. Кэйт говорила, что её тепла никогда не хватало и каждую холодную ночь приходилось мерзнуть.
После этого я направился к выходу, зайдя в магазин с сувенирами мне уже не захотелось покупать и везти к себе домой что-то с этого места...
Следующим пунктом назначения был Аушвиц 1 (Auschwitz 1). И теперь мне уже не пришлось тратиться на такси, между Аушвиц 2 - Беркинау и Аушвиц 1 ходит бесплатный автобус. Пока я ждал его заполнения, со мной познакомилась молодая пара из Новой Зеландии... Удивительно встретить людей со столь далеких краев... За разговором я и не заметил, как мы доехали, да и расстояние здесь небольшое.
Было начало второго, а индивидуальных посетителей пускают к осмотру экспозиции только после 15.00, так что пришлось ждать. Я воспользовался этим временем, чтобы пообедать и заодно созвониться с семьей. рядом с музеем находится множество кафе с бесплатным wi-fi.
Позже, уже в здании музея, я познакомился с семьей, коренными представителями народов севера, они путешествовали и решили заехать и ознакомиться с экспозициями... Это было второе большое удивление для меня... Сюда едут отовсюду, а русской\украинской\ белорусской речи за сегодня я так и не услышал.
И так, я на территории Освенцим 1 (Аушвиц 1):


На видео, над очередью у входа, находится знаменитая надпись "Arbeit macht frei" ("труд освобождает"), почему-то тогда я не обратил на неё внимания. Зайдя, я пошел обходить экспозиции, здесь в разных казармах находятся тематически определенные выставки, например, по странам:


            




В данном случае, это Советский Союз:
А это карта, на которой обозначены места, из которых в Освенцим направлялись заключенные:
Дальше, предлагаю Вашему вниманию серию фотографий и видео, на которых запечатлены личные вещи заключенных и это всего лишь малая часть которую удалось собрать для экспозиции... 
Протезы заключенных  Освенцима.


Посуда заключенных
 Эта  обувь находится в отдельном длинном коридоре, всю одежду и личные вещи у заключенных отнимали, сохранилась лишь малая часть того, что не успели уничтожить. Это же фото напомнило мне строки из книги, которую я уже цитировал ранее: "В первом ряду бараков сортировали платья, рубашки, свитеры, плащи, во втором — чемоданы, мешки, рюкзаки. Дальше, на открытом воздухе, под навесом, была свалена обувь, горы башмаков — дамских, детских, разных размеров и фасонов. Высокие башмаки, деревянные, кожаные, маленькие, на пробке, самые разнообразные. Еще дальше стояли осиротевшие детские коляски, битая и уцелевшая посуда, книги на всех языках. Вдоль дороги, по которой машины везли трофеи из крематориев, валялись фотографии и молитвенники, бумажные доллары и другие иностранные банкноты. Из подкладки пальто и платьев женщины, работавшие на сортировке, часто — выпарывали золотые доллары, бриллианты и потом отдавали их за кусочек хлеба.
Как много говорили валявшиеся на земле фотографии! Как громко обвиняли открытые, выпавшие из рук молитвенники…
«Не подниму ни одной фотографии, — убеждала я себя. — Зачем? К чему рассматривать лица людей, которые сейчас горят или сгорели час назад?» Но какое-то нездоровое любопытство толкало меня, я нагибалась и подымала."



На этом видео волосы 50 000 женщин, которых обрили, при их поступлении в концлагерь: 
А в подвалах этих бараков все ещё сохранены те камеры, в которых держали первых заключенных. Их здесь пытали, морили голодом и убивали. Здесь же впервые было испробовано травить людей газом. Когда людей забирали из камер в подвалах и проводили коридорами, их взорам открывался такой вид:
А забирали их в основном для того, чтобы расстрелять у этой стены:


Позднее, в этом комплексе был возведен свой крематорий с газовой камерой:
 Данное видео без комментариев во время сьемки, поскольку при входе весит табличка с просьбой не нарушать тишину в память о людях, погибших здесь:
Печально известные печи:
Место на котором расплата застигла первого коменданта Аушвитц. Эшафот так и стоит здесь с 16 апреля 1947 года.
В данном рассказе я не описывал всех тех мучений, которым подвергались люди, не высказывал всех тех чувств и переживаний, которые они испытали, а всего лишь поведал 1000000000 часть того, что здесь происходило... Это ужасное место, но я рад, что побывал здесь и знаю, что ещё вернусь сюда... И мои дети когда-то тоже побывают здесь, дабы почтить память погибших и лично увидеть на какие ужасы порой способны люди.

Комментариев нет:

Отправить комментарий